Квартирные аферы в Чернигове. Простой способ лишиться законно купленного жилья

На фоне общего роста преступности «квартирное мошенничество» сейчас, кажется, достигло своего апогея. В редакцию «Семи дней» обратилась молодая мама Юлия Юрченко. Она уже более года борется за законно приобретенную жилплощадь, которую суд постановил у нее «отобрать». Афера это или неблагоприятное (хотя и достаточно подозрительное) стечение обстоятельств – судить мы не можем, но попасть в подобную ситуацию рискует каждый покупатель недвижимости…

Все началось в июле 2013 года, когда родители Юлии купили квартиру стоимостью в 34 тысячи долларов у женщины по имени Ксения.

Хозяйкой недвижимости она не являлась, а действовала на основании генеральной доверенности, якобы представляя интересы владелицы – своей матери, которая на тот момент проживала в Италии уже более 15 лет.

По словам продавца, мама в Украину возвращаться не собиралась и решила продать жилплощадь, чтобы приобрести собственное жилье за границей.

Простая схема

Семейные обстоятельства никого не насторожили. Кому какое дело? Главное – все документы на квартиру были в порядке, как и генеральная доверенность (заверенная частным нотариусом Артемом Завалиевым). Последнюю, к слову, юристы тщательно проверили и признали действительной. Сделка состоялась.

Через некоторое время квартиру родители подарили Юлии, она прописалась в ней со своей малолетней дочерью и затеяла капитальный ремонт.

Но спустя два года молодая мама узнала, что предыдущая владелица – Валентина – приехала из Италии и подала в суд исковое заявление о признании доверенности недействительной и потребовала вернуть ей квартиру.

Она утверждала, что на момент оформления документа ее в стране не было, и, как выяснилось, заявила в полицию на свою же дочь Ксению за мошенничество (по данному факту открыто уголовное дело).

Дальше – интереснее. На заседании Деснянского районного суда и нотариус, и юрист риелторского агентства подтвердили, что доверенность выдавалась правомерно и личности Валентины и ее дочери были сверены с паспортными данными.

Однако почерковедческая экспертиза показала обратное: подпись на документе не принадлежала эмигрантке-хозяйке квартиры.

Настораживает в результатах экспертизы то, что проводилась она трижды одним и тем же черниговским специалистом, что заставляет усомниться в их объективности.

Однако по непонятным причинам служители Фемиды отклонили просьбу провести повторную экспертизу в независимом центре в Киеве или Одессе. В итоге суд, не учтя то обстоятельство, что в квартире прописан пятилетний ребенок, – постановил: «Доверенность признать недействительной, квартиру – отобрать». Добиться отмены решения через апелляцию не удалось.

Без денег и жилья

Так Юлия и ее дочь, законно приобретя жилье, оказались на улице и без денег. Фактически они – потерпевшие, но на квадратные метры или компенсацию претендовать не могут.

Ксения, дочь бывшей владелицы и «продавец», предусмотрительно выписалась из своей квартиры до суда, дабы на нее не наложили арест и не конфисковали, – рассказывает пострадавшая.

Она нигде не работает, а средства от продажи жилья давно ею потрачены – взять с нее нечего. А нотариус меняет показания и упирает на то, что его ввели в заблуждение – дескать, привели другую, похожую женщину. И, стало быть, согласно закону – не несет никакой ответственности за оформление «фальшивой» доверенности. Но тогда возникает сомнение в адекватности и компетентности этого нотариуса…

Зато Валентина остается с отремонтированной квартирой, а ее дочь Ксения – с 34 тысячами долларов (или с тем, что она за эти деньги приобрела), ну и, возможно, с условным сроком.

Пока Юлия не сдается. Она подала кассацию, требуя отменить решение Деснянского суда. Если ее жалобу рассмотрят и одобрят – дело заслушают заново. В таком случае нашей героине предстоит еще не один месяц судебных заседаний, что, возможно, поможет сохранить ей квартиру.

Девушка также пытается возместить убытки через страховую компанию. Не многие знают, но деятельность нотариусов обязательно страхуется, как раз на случай подобных проблем.

Когда молодая мама обратилась в страховую компанию, ей пояснили, что компенсация предусматривается, но на момент заключения доверенности Артем Завалиев был владельцем полиса в другой фирме и именно она должна с Юлией расплачиваться, однако в какой – сам нотариус признаваться не хочет.

Прокурорский произвол?

Хоть каких-то подвижек Юля пытается добиться и в рамках уголовного производства по факту мошенничества, к которому, согласно позиции черниговской прокуратуры, она не имеет никакого отношения (Юлию Юрченко отказываются признавать потерпевшей – будь же мнение другим, это могло бы ей существенно помочь).

По их версии, пострадала от действий мошенников только ее мама. Тот факт, что мать-одиночка с малолетним ребенком лишаются квартиры, в ремонт которой к тому же вложили немало средств, прокурора Юрия Станкевича, кажется, совсем не волнует.

Первый раз (когда писала заявление о том, чтобы меня признали потерпевшей, ведь материальные убытки несу именно я) мне дали отказ. Обосновали тем, что на момент заключения сделки я не была участником этого процесса. Более того, мне даже не дали законных 16 дней на опротестование такого решения в суде, – говорит Юлия.

С аналогичным заявлением я обратилась к главному прокурору города. После чего меня к себе вызвал Юрий Станкевич и заявил в устной форме, что он просто НЕ ХОЧЕТ признавать меня потерпевшей. Это было в середине сентября, до сих пор (по состоянию на 11 октября. – Прим. авт.) официального отказа с обоснованием, который можно было бы опротестовать, я от него не получила.

Кстати, такие свои действия прокуратура города комментировать отказалась, сославшись на тайну следствия. Остался открытым вопрос о том, кто же вместо хозяйки подписал доверенность – этого человека, считает Юлия, даже не ищут.

– Позже судья дело отправляет на доработку, поскольку любому понятно, что мошенница в данном случае не только Ксения, но и некое неизвестное третье лицо, либо же ее мама, а, возможно, и сам нотариус Завалиев. Ведь это уже другая статья, другое наказание и компенсация, – сетует потерпевшая. – И что вы думаете? Дело снова в суде, особых изменений в нем нет. Остается надеяться на порядочность судьи.

Сможет ли Юлия Юрченко доказать, что стала жертвой группы мошенников и вернуть себе квартиру,– неизвестно. 

Нотариус Артем Завалиев согласился дать нам комментарий относительно всего произошедшего (но чуть позже, когда вернется из командировки), и мы с удовольствием предоставим ему такую возможность. Поэтому данная история обязательно будет иметь продолжение в следующих выпусках «Семи дней».

Покупать лишь у собственника

Чем закончится эта история – станет понятно многим позже, а мы поинтересовались у юриста, можно ли было каким-то образом уберечься от произошедшего. Выяснилось, что в аналогичной ситуации может оказаться каждый из нас. Гарантировать безопасность может только покупка недвижимости без посредничества доверенных лиц – напрямую у владельца.

«Чтобы не стать жертвой вышеуказанных обстоятельств, в первую очередь необходимо покупать имущество только у его собственника, – рекомендуют специалисты. – При этом следует быть предельно внимательными, тщательно оговаривать все условия сделки, проверять и изучать всю информацию касательно приобретаемого имущества, в том числе документы, необходимые для ее заключения.

В случае если вы не уверены, что сможете самостоятельно заключить какого-либо рода сделку (соглашение), – лучше обратиться за помощью или консультацией к проверенным компетентным специалистам».

ЗАКОН

П. 1 ст. 55 УПК Украины гласит, что пострадавшим считается «... физическое лицо, которому уголовным правонарушением причинен моральный, физический или имущественный вред ...».

П. 5 ст. 55 УПКУ: «При наличии очевидных и достаточных оснований считать, что заявление или сообщение об уголовном правонарушении или заявление о привлечении к производству в качестве потерпевшего подано лицом, которому не нанесен ущерб, следователь или прокурор выносит мотивированное постановление об отказе о признании потерпевшим, которое может быть обжаловано следственному судье».

Рекомендация Rec (2006) 8 Комитета Министров Совета Европы государствам-членам о помощи потерпевшим от преступлений декларирует: «...внадлежащих случаях термин «пострадавший» также охватывает ближайших членов семьи или иждивенцев прямо пострадавшего лица...».

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)