"Я тебя ненавижу, но я тебя сфоткаю": черниговский фотограф Павел Ходымчук о жизненном пути и фотографии как способе узнать себя

Герой, который видит мир через объектив фотоаппарата и раскрывает этому миру себя и окружающих. Благодаря своему хобби он пытается показать все грани человеческой души и тела.

Благодаря всему тому, что со мной случилось, я стал собой и доволен этим на данный момент. В Чернигове живу сравнительно недолго, в свидетельстве о рождении у меня написано: город Козятын Винницкой области. Моя мама тогда была в декрете, приехала к своей маме, моей бабушке, и родила меня в Первом железнодорожном роддоме. Весь период моего воспитания и становления, начиная с яслей и заканчивая 30 годами, прошли в Киеве. В Чернигове я оказался во время довольно-таки сложной жизненной ситуации. Тогда я приехал проходить очередную реабилитацию после 10 лет употребления инъекционных наркотиков и прямой угрозы своей жизни. После реабилитации решил остаться здесь, город мне понравился. Поступил в Черниговский педуниверситет, на психологию, и вот так моя жизнь закрутилась по новой стезе.

По сей день не знаю, начал ли я серьезно заниматься фотографией. Совсем недавно мы с моей Лерой (гражданская жена Павла. – Ред.) обсуждали то, как же я дошел до того, что беру фотоаппарат и делаю разносюжетные серии снимков. Я не уверен, но, возможно, это пошло из детства. Когда в 1991 году я поехал в пионерский лагерь, там по приезде нужно было обязательно вступать в определенный кружок. Почему-то тогда мой выбор пал на фотографию. Может, из-за того, что на другие нормальные кружки все места были заняты, а может, и нет. В итоге мы больше учились не фотографии, не тому, как искать и находить кадр, а фотопечати. Там мы фотоаппарат в руки почти не брали, но зато собирали гербарий и на фотобумаге делали композицию: засвет, проявка, сушка – и готово.

С детства со мной еще один навык, который причастен к фотографии, – рисование. Давно не рисовал уже, да и сама фотография – это та же визуалка, только быстрая. Наверное, поэтому и не тянет больше порисовать, хотя этот навык сродни езде на велосипеде: если научился, то это на всю жизнь.

Гордым обладателем первой своей камеры я стал после свадьбы. Была часть подаренных денег, и мы сразу начали думать, а что же купить, и придумали: «Зеркалку!» Тогда было очень модно иметь такую камеру, но далеко не факт, что она нам была очень нужна в тот момент. Потом я начал постепенно проникаться самой идеей фотографии. Углублялся в изучение этого вопроса, следил за развитием полюбившихся мне направлений и фотографов. Например, Ли Джеффриса. Он был обычным спортивным фоторепортером, но в свободное от работы время снимал маргиналов своего города. Также нравится наш украинский фотограф Сергей Сараханов.

Когда только начал фотографировать, я ненавидел людей. Поэтому предпочитал разные городские пейзажи, которые тоже могли запороться благодаря двум основным проблемам для моего восприятия города в фото: наружная реклама (привет местной власти и дизайн-коду города) и люди. В начале своего пути как фотографа я еще не понимал, что человек в определенный момент может завершить композицию на моей фотографии, а не лишь испортить ее.

Один из моих любимых форматов – это портрет. К нему я пришел через работу монтажером влогов у одного из других фотографов, который специализировался на портретах. Но опять же, я не любил людей. В то же время видел, как это красиво может получаться. И чтобы избавиться от этой «болячки» в виде нелюбви к людям, решил, что нужно их больше фоткать и сделал из этого некую терапию. Люди свои проблемы проговаривают, а я делаю фотографии.

Я тебя ненавижу, но я тебя сфоткаю

Искусство фотографии – это не про заработок денег. Хотя и я небезгрешен, и были моменты, когда за тридцать сребреников я включался в какую-то аферу, которая мне далеко не симпатична. Сфоткать репортаж и получить быстрые деньги – это не ужас, но и не кайф. Зачастую о подобных фотосетах, которые не приносят особого удовлетворения и удовольствия, просят мои друзья, которым я очень редко отказываю.

Не посетил ни одного мастер-класса. Я фотограф-самоучка, абсолютно без никакого профильного образования. Мое внутреннее обучение происходило следующим образом: увидел классные работы, понял, что так может быть, и начинаю методом проб и ошибок добиваться желаемого результата. Я не из тех, кто, видя свои первые неудачные фото на пленочный фотоаппарат, сразу продают его на OLX и прощаются с фотографией. Во мне всегда просыпался азарт, когда видел классную роботу. И я задавался вопросом: «Ну у него такая же коряга, на которую он это сфоткал. Почему он может, а я нет?» И таким образом себя постоянно мотивировал саморазвиваться в этом плане.

Всегда пытаюсь сам понять, кого фоткаю. В том смысле, что не человек должен мне о себе рассказывать и говорить, как он себя видит в кадре, а наоборот. Я показываю человеку, как и кем я его вижу сквозь призму камеры. Если не ошибаюсь, компания Canon проводила некий эксперимент, в котором участвовало сразу несколько фотографов. Они должны были сфотографировать одного и того же человека, но идея состояла в том, что фотографам перед съемкой рассказывали абсолютно разные легенды о жизни человека, которого они сейчас будут снимать. Кто-то услышал, что этот мужчина был драгдилером, другому рассказали о том, что он писатель, а третий принял за чистую монету информацию о спортивном прошлом человека. В итоге все портреты вышли по сути предвзятыми и абсолютно разными. Я же, повторюсь, показываю то, что именно я вижу в человеке, а не то, что мне о нем рассказали.

В период моей любви к людям я стал подходить к незнакомцам с просьбой разрешенить их сфотографировать. Чем маргинальнее был человек, тем больше он меня интересовал. Ведь я видел историю сложной жизни в его глазах и хотел это передать фотографией. И что самое главное, для меня было в приоритете получить разрешение на фото в диалоге – пообщавшись и узнав немного человека, а не за бутылку пива или червонец.

Изначально все люди рождаются с одинаковым «дано» в уравнении жизни. А уж от того, какие вещи, идеи, мысли мы в себе подпитываем или взращиваем на протяжении жизни, и зависит, кем мы будем.

В своей основной работе я недалеко ушел от своего прошлого. Как уже говорил, на фотографии почти не зарабатываю, а работаю в черниговской сети украинской благотворительной организации «100% Life». Мы помогаем и сопровождаем людей, которые прямо или косвенно связаны с ВИЧ-инфекцией. Здесь я как социальный работник в проекте по заместительной терапии наркозависимых. Эта программа направлена на уменьшение общественного вреда, который могут приносить наркозависимые (кражи, разбои, убийства и тому подобное), но никак не на профилактику или уменьшение количества наркозависимых в обществе.

Фотографией в стиле ню я ни в коем случае не пытаюсь потешить свое самолюбие. Опять же, как и в портрете, главная моя цель в фотосессиях ню – это показать девушке, какой ее вижу именно я. Однажды знакомая попросила у меня фотоаппарат для съемки. Я согласился дать ей камеру при условии, что поприсутствую на фотосессии. Она согласилась, я пришел к ней домой и понял, что она сейчас будет снимать свою подругу в стиле ню. Мне тоже стало интересно попробовать себя в этом формате, я взял один из ее фотоаппаратов и стал параллельно фоткать, не мешая основному процессу. Вот так и произошла моя первая в жизни, хоть и не персональная, фотосессия в стиле ню. Если взять Чернигов в этом смысле, то здесь молодежь уже давно не запуганная какими-то стереотипами: «а шо мама скажет» или «фу пошлятина». Главное – понимать, для чего эти фотографии модели, а также фотографу. Я за чистоту и откровенность мыслей и желаний. Могу честно сказать, что у меня был секс с одной из моделей после съемки в стиле ню, но тогда мы оба понимали, что всё к этому идет с самого начала.

Свою нынешнюю девушку я тоже снимал в обнаженном виде. Мы с Лерой познакомились задолго до «обнаженной» фотосессии на одной из вечеринок в Cash Pub. Увидев ее, я спросил у своей знакомой: «А шо это за лысая баба?» Она вкратце рассказала, и я предложил пригласить Леру на следующий день на портретную съемку. Пришли они вдвоем с бутылочкой пива, я сделал портрет Леры. Потом как-то так все и закрутилось, что в один момент она осталась у меня жить. Время идет – несколько месяцев назад у нас родилась дочь Лия.

"Я тебя ненавижу, но я тебя сфоткаю": черниговский фотограф Павел Ходымчук о жизненном пути и фотографии как способе узнать себя, фото-1

Дочка изменила мою жизнь.Но не в том смысле, что она родилась, и я теперь, как примерный родитель, буду всегда дома в 20:00, нет. Я живу себе в кайф, но чтобы это было не в ущерб ей. Был недавно случай, когда в Чернигове проездом были мои давние друзья из Киева и приглашали на тусовку. Но в тот момент я понял, что мне так хорошо дома с Лерой и малой, и я отказался, потому что понимал, чем это все закончится. Есть у меня такая особенность: мне тяжело общаться с теми людьми, от которых я не чувствую абсолютно никакого фидбека. Также трудно мне было, когда только родилась моя доченька и из-за несформированного у нее слуха и фокусировки зрения я не понимал ее эмоций на мое присутствие. Сейчас ей уже четыре месяца, и стало проще в этом плане. У нее даже появился свой утренний ритуал, когда она просыпается с огромной улыбкой и заряжает нас своим позитивом.

У моей доченьки будет право выбора в вопросе религии. Недавно говорил со своей мамой, и она у меня спрашивает: «Павло, ну то колы вже малу хрестыты будемо?» А я отвечаю, что не будем мы ее крестить. Когда она вырастет, то сама решит, кем ей стать – православной, католичкой или сатанисткой. То же самое с сексуальной ориентацией – может, она захочет быть лесбиянкой… Это будет ее осознанный выбор, который мы примем.

Пленочная фотография для меня сродни ремеслу. Сначала интересовался историей пленки, ее истоками и всем тем, что с ней связано. Сейчас же мой интерес поубавился, но любить фоткать на пленку не перестал. В то же время я не против «цифры», как некоторые любители пленочных фотоаппаратов. Делайте что хотите, мы же в ХХІ веке живем. И отвечу на наболевший для многих вопрос: «А умрет ли пленочная фотография»? Она будет существовать, пока будут люди, которые готовы покупать пленку и проявлять с нее фотографии.

Да у меня депрессия ярче, чем ваша эйфория.

Люди, грустите красиво. Я не понимаю, почему многие боятся плохого настроения или депрессии. Как по мне, то эти чувства обязательно нужно пережить, как и любовь, ощущение после первого секса и так далее. Половина людей прячут свое ничтожество и лентяйство за депрессией, и это плохо. Конечно, некоторым врачи ставят диагноз «депрессия», и это уже нужно лечить, но таких единицы. Другим нужно брать себя в руки и доказывать, что они лучшие и заслуживают лучшего.

City-guide яскравим життям Чернігова BOOM!
фотография фотограф портрет жизнь интервью Ходымчук
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
143 просмотра в январе
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии