Бродячий монах из Черниговщины требует нового расследования, собирается на прием к Генпрокурору Виктору Пшонке

100 тысяч долларов США, 40 тысяч евро, 100 тысяч гривен и еще 70 тысяч гривен (данные из приговора суда). 11 июня прошлого года все эти деньги украл подусовский вор Александр Багмет из дома 78-летнего схиархимандрита Херувима. Отец Херувим утверждает, что украденного было больше.

1 Распилили болгаркой решетку на окне и влезли в дом

70 тысяч гривен из этих денег принадлежали послушнику Александру Шевченко (в миру он работал в земельно-кадастровом бюро Волынской области, занимался предпринимательской деятельностью).

Остальные деньги в равных долях принадлежали батюшке Херувиму и второму его послушнику Виктору Савостьянову. Виктор, пока не пошел в послушники, работал экономистом в Министерстве финансов Беларуси. У него 25 лет стажа государственной службы.

Когда была совершена кража, оба послушника находились в Мощенке Городнянского района, а схиархимандрит Херувим был в Феофании (это в Киеве), в Свято-Пантелеймоновском женском монастыре. Он там служит. А живет в Чернигове, на улице Керченской. Пачки денег лежали в нижнем ящике комода.

Кроме денег, из дома Херувима, по сведениям из приговора Новозаводского суда Чернигова, были похищены 37 икон конца девятнадцатого - начала двадцатого столетий. Также десять церковных крестов с украшениями. Иконки-панагии Божьей Матери — 11 штук, из них две серебряные, А также 11 дорогих церковных книг, среди которых очень редкие: «Сочинения Епископа Игнатия», «Пособие к изучению устава Богослужения». Впрочем, батюшка утверждает, что икон похитили больше — 50. И книг больше.

34-летний дважды судимый черниговец Александр Багмет и его подельник 24-летний четырежды судимый Михаил Лавровский взломали дверные замки, но в дом попасть не смогли. Тогда они распилили болгаркой решетку на окне, и Александр Багмет залез в дом.

Он подавал Михаилу книги, иконы. А о деньгах не сказал, оставил все себе.

2 Лавровский сидел в СИЗО, Багмет гулял на воле

25 декабря Новозаводский суд Чернигова приговорил Багмета к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества. Его подельника Лавровского — к пяти годам. Родители Миши вздохнули с облегчением.

Воров посадили не только за кражу из дома Херувима. Пришлось отвечать еще за 12 краж: из склада фирмы «Континент», за сумочку на Центральном рынке, шины, колеса, чугунные батареи, светильники из разных гаражей, деньги, золото, серебро, аудиопроигрыватель. А еще со складов и рынков пропали автомагнитола, навигатор, шуруповерт, электродрель, велосипед, туристические палатки и прочие вещи. Кстати, ничего из украденных вещей к хозяевам не вернулось. Бесследно исчезли, растворились на просторах Чернигова и почти все деньги и ценности Херувима.

Багмета, когда нашли, даже под стражу не взяли (не посадили в СИЗО). Хотя за ним числились четыре кражи. Он все пять месяцев, пока суд да дело, гулял на свободе. Лавровский, который денег не брал(!), еще с 15 июня был закрыт в СИЗО. Почему такой разный подход к ворам?

3 Загадочное дело. Куда ушло столько денег?

Официальная версия: Александр Багмет их потратил в Киеве. Очень быстро.

Неофициальная версия: Деньги поделила между собой милиция. В Чернигове рассказывают: проверку поручили двум подусовским участковым. Те — люди опытные, быстренько нашли воров и деньги. Но как только они увидели, сколько бабла, искушение пришло автоматически. Багмет успел потратить на наркотики не больше тысячи гривен. Один участковый положил деньги в банку и закопал. Другой спрятал в тайнике. А тем временем опера с Шевченко, 13, где Черниговский горотдел милиции, задержали других воров — наркоманов с Подусовки. Те и сдали Лавровского и Багмета. Опера к ним. Лавровский о деньгах ничего не знал. Багмет, говорят, сказал: «Ребята, я все деньги отдал участковым». Опера к тем, а они в отказ. Тогда свои взяли их в оборот с пристрастием. Один «поплыл» и выдал себя и друга. Отдали они не только украденные деньжата, но еще и свои доложили, чтобы их не отправили на ментовскую зону в Макошино. За это им разрешили написать рапорты по собственному желанию. Ни служебного расследования, ни уголовного дела не было. О дальнейшей судьбе долларов, евро и гривен остается лишь догадываться. Говорят, именно из-за этих денег и этого дела раньше времени ушел с должности начальник горотдела милиции.

Сергей Брыль, начальник сектора общественных связей УМВД области, уход Александра Алистратова с должности объясняет так:

— Александр Владимирович ушел по собственному желанию. В рапорте написано: «В связи с выслугой лет и состоянием здоровья».

— Были ли участковые, разделившие между собой деньги?

— У меня такой информации нет. Дело раскрыто, преступники находятся в местах лишения свободы.

4 «Я думал, по 500 долларов хватит»

Как бы там ни было, в деле Багмета и Лавровского достаточно нестыковок. Об этом с большой обидой говорит батюшка Херувим. В его просторном, еще постройки 50-х годов, доме все очень скромно. Нет ни газа, ни холодильника, ни телевизора. Мебель еще советских времен. В кухне даже обоев нет. На стенах лишь штукатурка, из которой торчат гвозди. Это места, на которых висели иконы.

— Самая любимая была «Казанская Богоматерь», — рассказывает отец Херувим (в миру Михаил Максимович Дегтярь). — Мне ее покойная мама подарила и благословила. Иконы я не покупал и не продавал, мне их дарили. Вот одну не смогли забрать. Не пролезла через окно. Мне так жалко этих икон, ведь собирался их передать в монастырь. На суде я спрашивал у воров: «Скажите адрес, где вы продали иконы и книги?» Они молчали. Главный судья спросила:

— Знаете адрес?

— Не знаем, — ответили они и рассмеялись.

— Я привык верить людям, — сокрушается Херувим. — Это уже девятая кража у меня. Сначала брали алюминиевую посуду. Потом железные плиты со двора. Взламывали замки в сарае. Забрали выварки, ночвы. Много чего унесли.

Было, приютил у себя Сашу Святкуна из Ивановки. Он пожил почти год у меня и украл целую сумку церковных книги икон.

Об этом я говорил в милиции. Но они ничего не предприняли.

Когда шло следствие по Багмету, я говорил, что у меня украдено 50 икон, среди которых много аналойных на золоте, — отец Херувим показывает целый список. — И книги были, большого формата, в позолоченных обложках. Не 100, а 160 тысяч долларов украли. Я и мои послушники во время следствия неоднократно писали жалобы на неудовлетворительный ход расследования. Послушника Виктора даже не признали потерпевшим. Я просил об очной ставке с Багметом, но следователь не дал.

Однажды на Шевченко, 13, когда я шел по коридору к следователю, мимо проходил незнакомый милиционер и сказал тихонько: «Батюшка, вы ничего не добьетесь. Вы не туда попали. Такие деньги замешаны, одному лучше не ходить». В тот день, когда мне в милиции вернули всего лишь 28 тысяч долларов и 12 тысяч евро, я пошел к машине. Меня привозил послушник Виктор на своем «Москвиче».

— В это время из здания вышел следователь и двое в штатском, — присоединяется Виктор Савостьянов. — Следователь отозвал меня и говорит: «Вы скажите батюшке, что наших работников нужно отблагодарить. В засаде сидели, задерживали и прочее». Батюшка спросил; «Сколько человек?» Сначала следователь говорил три, потом четыре. Я думал, по 500 долларов каждому хватит. Потом сказали, их пять. Втроем сели в нашу машину, на заднее сиденье, и попросили отъехать за скверик Богдана Хмельницкого.

— Я отсчитал две тысячи долларов и отдал им. Следователь даже спасибо не сказал. Только кивнул головой, — продолжает отец Херувим. — Но каково же было мое удивление и возмущение, когда на суде один из адвокатов подсудимых обратился к ворам с вопросом: «Как вы попали в милицию?»

Ответ был: «Мы сами сдались».

А потом ко мне домой пришел Саша (Багмет. — Авт.) с какой-то женщиной, наверное, с мамой.

Была еще одна женщина, с ребенком. Прощения просил. Так-же говорил, что мне ремонт будет делать, сказал, что мне милиция не все деньги вернула. Один их в банке закопал, так его в милиции били. Потом уволили, а деньги другие забрали, вам только часть отдали. Но когда в суде я напомнил ему эти слова, он сказал, что ничего такого не говорил. На суде мы задавали вопросы ворам: «Куда дели иконы, книги, деньги?» В ответ было: «Проданы, а деньги проиграны в подпольном казино в Киеве. Адреса магазинов и казино не знаем». Я думаю, что деньги осели в чьих-то карманах.

Следователя интересовало, откуда у меня деньги. Я объяснял, что мои родные десятилетиями собирали их и передавали мне. Мой брат всю жизнь проработал в шахте. Сестра и тетя в Москве, сестры д воюрод н ые, троюродные. Крестная давала, мама всю жизнь в Мощенке кабанов растила, продавала. В сберкассу деньги не носила, все собирала на храм и мне отдавала. Я эти деньги менял на доллары на Центральном рынке в Чернигове. Бывало, приносил и по 100 рублей. Некоторые менялы даже отказывались их брать.

5 Предназначались на церковь

Деньги, которые лежали в доме отца Херувима в Чернигове, на Старой Подусовке, должны были пойти на строительство мужского монастыря и ремонта церкви Свято-Покровской Богородицы в селе Мощенка Городнянского района, объясняет батюшка. Подготовительные работы по строительству уже начались. Ими занимались послушники.

— Судили воров трое судей. Когда я хотел высказывать свое мнение, слова не давали. Приговор читали так тихо, что нельзя было разобрать. Сказали, что решение вышлют, но никто не прислал. Я схимник и мне по судам лучше не ходить, — говорит отец Херувим. — Не имея на руках приговора, мы не смогли его обжаловать. О том, что делу конец, мы узнали, только когда пришел исполнительный лист. Тысячи долларов, предназначенные на ремонт храма и строительство монастыря, кем-то присвоены. Такому прощения нет. Грех большой.

Меня журналисты называли миллионером, а я за каждую копейку готов дать отчет. Я собирал на благое дело. На себя ничего не тратил. Сейчас я с послушниками буду добиваться пересмотра дела. Требую нового расследования. Наказания для нечестных людей. Готовлю обращение в Генеральную прокуратуру. Собираюсь на прием к Генпрокурору Виктору Пшонке. Поедем в Киев искать справедливости.

***

Схиархимандрит Херувим (в миру Михаил Максимович Дегтярь) родился в 1937 году в селе Мощенка Городнянского района. Согласно информаций журнала «Религия в Украине», в 1958 году Михаил Дегтярь был рукоположен в сан диакона Русской православной церкви. Он схимник (монах, посвященный в схиму, высшую степень монашества, предписывающую затвор и соблюдение строгих правил. — Авт.).

— Я слышал, что он когда-то давно служил диаконом в Спасо-Преображенском соборе. Но это было еще до 1989 года, — рассказывает секретарь Черниговской епархии протоиерей 50-летний Федор Мандзюк. “- Херувим не числится в нашей епархии, а аначит, не имеет права здесь служить. Он много странствует, бывает в России, Беларуси, в Киеве. На территории Черниговской епархии ведет себя благопристойно. Посещает храм, смиренно молится.  

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов