«Нежинские робингуды»: «Мы лишили милиционеров стабильного заработка. А они такого не прощают»

«ФАКТЫ» пообщались с общественными активистами, которые провели за решеткой почти четыре года, а после принятого Верховной Радой Украины постановления вышли на свободу

Дело «нежинских робингудов» приобрело большой резонанс еще в мае 2010 года, когда сотрудники нежинской милиции задержали шестерых спортсменов, которых обвинили в бандитизме, вымогательстве и ряде других преступлений. Правоохранители тут же заявили: они «взяли» опасных преступников, которые под видом милиционеров задерживали местных жителей и пытали их, заставляя признаться в продаже или покупке наркотиков. После чего шантажировали: дескать, если не хочешь, чтобы это видео кто-то увидел, давай деньги. Пострадавшие при этом, по версии милиции, были порядочными людьми, не имеющими отношения к наркоторговле.

Версия обвинения сразу вызвала у журналистов вопросы. Странно было даже то, что людей с незапятнанной, как утверждали правоохранители, репутацией бандиты зачем-то заставляли признаваться в продаже наркотиков. Напрашивался вопрос: не проще ли было просто избивать людей и вымогать у них деньги? Зачем весь этот спектакль с признанием в распространении наркотиков? Не говоря уже о том, что на снятых задержанными видеороликах человек не просто говорил: «Я распространяю наркотики», а рассказывал все до мельчайших деталей: перечислял, что, когда и кому продал, называл суммы и населенные пункты, в которых находил клиентов.

«Когда мы поняли, что слова не действуют, решили применить силу»

Оказалось, в Нежине задержанных хорошо знали. Особенно спортсмена Владислава Поповича, которого в милиции называли организатором преступной группировки. Правда, местные жители знают Владислава не как бандита, а как борца с наркоторговлей. «Он действительно вывозил людей в лес и избивал, — рассказывали местные правозащитники. — Вот только поступал он так исключительно с наркоторговцами. Таким образом пытался их проучить и запугать — чтобы больше не торговали».

Об этом же рассказывали сами подсудимые и их адвокаты. За несколько месяцев до задержания шестеро спортсменов создали общественную организацию под названием «Стоп наркотик!». Один из них Владислав Попович имел на то личные причины — его младший брат попробовал наркотики и чуть не умер от передозировки. После этого Владислав, по его словам, и решил бороться с процветающей в городе наркомафией.

— Участники нашей организации регулярно проводили в школах воспитательные беседы, — рассказывал «ФАКТАМ» один из членов организации «Стоп наркотик!» Максим. — Кроме того, помогали организовывать спортивные соревнования среди школьников. Так, например, 18 февраля мы организовали открытый чемпионат города по вольной борьбе (в подтверждение этих слов Максим показывал справку из Черниговской областной федерации вольной и греко-римской борьбы, в которой указано, что средства на приобретение кубков, медалей и трико для участников выделила организация «Стоп наркотик!». Подобных документов у него собралось немало. — Авт.). Одновременно боролись с наркоторговцами. Несколько раз пытались им угрожать, но тех ничего не пугало. Когда поняли, что слова не действуют, решили применять силу. Наши методы были эффективными — наркоторговцев в Нежине действительно стало меньше.

«Нежинские робингуды» (именно так назвали задержанных журналисты) категорически отрицали предъявленное им обвинение в вымогательстве. Впрочем, это обвинение строилось исключительно на показаниях потерпевших. Диктофонных или каких-либо других записей, которые подтвердили бы эту версию, в уголовном деле не было. Зато были видеоролики, на которых потерпевшие достаточно подробно рассказывают «робингудам», где и когда они продали очередную дозу. Вот отрывок из заснятой на видео беседы «робингудов» с известным в Нежине наркоторговцем по кличке Ракета:

Голос за кадром: «Ракета, с тобой был разговор по поводу торговли? Тебе говорили: „Не торгуй“? Просили?»

— Если бы я не кололся, я бы… — отвечает наркоторговец с большим синяком под глазом.

— Так просили или нет?

— Да, просили…

Дальше Ракета нехотя начинает рассказывать, как давно и кому продает наркотики.

— Где мак купил последний?

— Мужик привез из села…

— Из какого села, что за мужик?

— Вообще он мне привез из Дорогинки, но у кого он брал, я не знаю.

— А где ты до этого брал мак?

— Осенью в поле собирал. Как начал колоться, так и начал торговать.

— Тебя менты принимали?

— Принимали. Десять тысяч отдал — отпустили. Ко мне Валера, начальник ОБНОН (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. — Авт.), иногда заезжал. Заезжал редко, раз в месяц. Вот так заедет, а у меня что-то есть. Но он меня не трогал. Штуку гривен возьмет и уедет…

Эти видеозаписи появились в интернете за месяц до задержания спортсменов. Тогда Владислав Попович провел в одной из нежинских школ пресс-конференцию, на которой обнародовал видеозаписи и рассказал о том, как он и его друзья несколько лет безуспешно борются с процветающей в Нежине наркоторговлей. Уже после его задержания правозащитники недоумевали: если Попович бандит, занимавшийся рэкетом, зачем он открыто говорил об этом на пресс-конференции?

«Еще в ходе следствия нам удалось доказать, что люди, выступающие в деле потерпевшими, имеют отношение к наркотикам»

Между тем правоохранители настаивали, что Владислав Попович и пятеро других задержанных — опасные преступники. Хотя и признавали, что на них в милиции не было ни одного заявления от потерпевших. «Потерпевшие были запуганы, поэтому не обращались в правоохранительные органы, — объясняли „ФАКТАМ“ в Черниговском областном управлении УБОП. — Какие только пытки они не придумывали, чтобы заставить людей признаться! Избивали битами, стреляли из травматического оружия, использовали электрошок. После таких издевательств человек был готов сказать что угодно. Даже признаться в распространении наркотиков, чем на самом деле не занимался».

Впрочем, в суде адвокаты подсудимых доказали: именно распространением наркотиков потерпевшие и занимались.

— Еще в ходе судебного следствия нам удалось доказать, что люди, которые выступают в деле потерпевшими, имеют непосредственное отношение к наркотикам, — рассказал «ФАКТАМ» адвокат Александр Заруцкий. — Несколько человек были за это судимы, а еще один умудрился оказаться свидетелем сразу в трех аналогичных уголовных делах. Каким-то образом он все время оказывался в автомобиле с человеком, который сбывал наркотики. Но почему-то ни разу не попал под подозрение правоохранителей. Когда мы предоставили суду доказательства того, что пострадавшие были судимы за наркотики, нам сказали: ну и что, человек мог встать на путь исправления, зато теперь все пострадавшие — добропорядочные граждане. Прокурор при этом несколько раз подчеркивал, что Владислав Попович и еще двое обвиняемых ранее судимы. Но они, выходит, стать на путь исправления не могли?

— Криминальное прошлое задержанных перечеркивает их заявления о якобы благих намерениях, — комментировал ситуацию после ареста спортсменов начальник отдела по борьбе с преступными группировками Управления по борьбе с организованной преступностью черниговской областной милиции Виктор Зубок. — Все они были ранее судимы за кражи, хулиганство и хищения в особо крупных размерах. А лидер группировки встал на преступный путь еще десять лет назад и был осужден за грабеж. На этот раз к выбору жертв они подходили очень осторожно. Искали обеспеченных людей, которых потом можно было шантажировать.

Владислав Попович и другие задержанные не отрицали, что были судимы и что с наркоторговцами обходились очень жестко. Но объясняли: другого языка эти люди не понимали. На защиту «нежинских робингудов» встали даже киевские правозащитники. Каждое судебное заседание по нашумевшему делу сопровождалось митингами под зданием суда. Впрочем, попытки активистов защитить народных мстителей успехом не увенчались: Владислава Поповича приговорили к 11 годам и восьми месяцам тюрьмы, его брат получил восемь лет заключения. Еще трое подсудимых — по девять и десять лет лишения свободы.

Апелляционный суд оставил приговор в силе. Позже Высший специализированный суд отправил дело на дополнительное расследование, и Нежинский райсуд Черниговской области начал слушать его заново. Впрочем, до приговора на этот раз не дошло. Верховная Рада приняла закон «Об освобождении политзаключенных», в рамках которого уголовные дела в отношении «нежинских робингудов» закрыли, а народных мстителей отпустили на свободу. По этому же постановлению отпустили «васильковских террористов», осужденных за взрыв уже демонтированного на тот момент памятника. Освободили и столичного адвоката Виктора Смалия (активно защищавшего активистов Евромайдана), жителя Семиполок Виталия Запорожца (осужденного за убийство терроризировавшего село майора милиции) и киевлян Дмитрия и Сергея Павличенко, осужденных за убийство судьи. Проведя в СИЗО почти четыре года, «нежинские робингуды» вышли на свободу. Под СИЗО их ждали родные и многочисленные активисты общественных организаций. Владислав Попович, сидя за решеткой, даже успел жениться — в марте прошлого года прямо в Черниговском СИЗО он расписался со своей девушкой Александрой.

— Узнав, какой мне дали срок, Саша сказала, что готова уже сейчас выйти за меня замуж, — говорит Владислав Попович. Мы встретились на майдане Незалежности в Киеве, куда мужчина поехал сразу после освобождения. — Саша давно согласилась стать моей женой, но арест все перечеркнул. Хотя не буду скрывать: я знал, что хожу по лезвию ножа. Сотрудникам милиции не нравилось то, что я делал. Более того, они меня за это ненавидели. Ни для кого не секрет, что во многих городах милиция «крышует» местных наркоторговцев, получая от них солидную прибавку к зарплате. Так и в Нежине. Схема четко отработана: милиция получает от наркоторговцев деньги, а обычных наркоманов, которые просто приходят за дозой, время от времени задерживают — чтобы повышать показатель раскрываемости. И когда кто-то пытается эту схему разоблачить, ему тут же устраивают серьезные неприятности.


*Сразу после освобождения Владислав Попович поехал в Киев и сейчас принимает активное участиев деятельности Евромайдана (фото Сергея Даценко, «ФАКТЫ»)

«Буду продолжать с ними бороться. Но на этот раз без насилия»

— В местной прессе писали, что организацию «Стоп наркотик!» вы создали после того, как эта проблема коснулась вашей семьи.

— Да, это произошло после того, как однажды мой 20-летний брат Алексей попробовал наркотики, — рассказывает Владислав. — Я занимался бизнесом и до этого случая вообще не задавался вопросом о том, есть ли в Нежине такая проблема. Как вдруг Леша попал в реанимацию. Два дня не приходил в себя, прогноз был неутешительным. Брат чуть не погиб. Оказалось, Леша попробовал наркотики и не рассчитал дозу. Я начал спрашивать, где он взял наркотики. И с ужасом узнал, что эту гадость употребляют многие его друзья. Мотивация у всех одна и та же: «Это очень круто, да и достать совсем несложно». Вскоре я понял, что это правда: оказалось, в Нежине уже не первый год действуют наркоторговцы, которых почему-то не трогает милиция, хотя прекрасно о них знает. Местные наркоманы объяснили: милиционеры закрывают глаза на наркоторговлю не за спасибо. Я решил это проверить. Начал носить в милицию заявления с просьбой привлечь наркоторговцев к ответственности.

— Но в милиции говорили, что никаких заявлений от вас по этому поводу не поступало.

— Правильно, потому что мои заявления никто не регистрировал. Хотя на словах милиционеры обещали, что обязательно примут меры. Проверяю на следующий день: наркоторговец как продавал героин, так и продает. Выжидаю еще неделю — ничего не меняется. А молодые ребята продолжают травиться этой гадостью. Я опять шел в милицию и в который раз ничего не мог добиться… Тогда мы с друзьями расклеили по городу листовки с призывом сообщать нам обо всех случаях продажи наркотиков в Нежине. Решил отлавливать наркоманов самостоятельно.

— Но в милицию вы их почему-то не привозили.

— Конечно, нет. А зачем? Чтобы этих преступников в нашем присутствии показательно отругали, а потом отпустили? Я понял, что единственный выход — разговаривать с наркоторговцами самому. Ведь эти люди человеческого языка не понимают. Поэтому не буду скрывать — приходилось применять силу. Мы вывозили наркоторговцев в лес и били. После чего записывали их признания на видеокамеру и предупреждали: «Если еще раз продашь кому-то наркотики, выставим эту запись в интернет. Или отправим в Генеральную прокуратуру». И этот метод начал действовать! Наркоторговцы нас испугались. Сначала пропал из поля зрения один, потом другой… Начальнику Нежинского управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков это не понравилось. Милиционеры даже предложили компромисс: дескать, давайте создадим в городе общественный совет по борьбе с наркоторговлей и будем действовать сообща. Мы согласились. Узнав, что в Нежине появился очередной наркоторговец, сообщили о нем милиции. «Разберемся», — пообещали в милиции и… опять ничего не сделали. Тогда мы снова взялись за дело. Отлавливая наркоторговцев, я нашел человека, который чуть не погубил моего брата. Это проводник поезда, ранее судимый за такое же преступление. Мы вывезли его в лес, избили, записали признание на видео. Позже он стал одним из потерпевших по нашему делу.

— На суде потерпевшие старались не давать показаний и отказывались общаться с журналистами.

— Неудивительно, — продолжает Владислав. — Они знали, что если начнут говорить, могут запутаться. Но они и без того все время путались. Так, еще на суде первой инстанции один из них, нехотя признав, что все-таки имеет отношение к наркотикам, сказал, что мы якобы украли цепочку, которая висела у него на шее, и он отдал нам восемь тысяч долларов. Позже заявил, что цепочку мы забрали прямо из его дома, и забрали не восемь тысяч долларов, а пять… И таких нестыковок было очень много. В суде все поняли: миф милиции о том, что потерпевшие — законопослушные граждане, полностью развенчан. Я признавал, что бил наркоторговцев, и готов был понести за это наказание. У всех пострадавших зафиксировали легкие телесные повреждения. Но я даже подумать не мог, что суд признает меня и ребят виновными по статье «Бандитизм» и осудит на столь большие сроки.

— Вы сказали, что милиционерам не нравилась ваша деятельность. До задержания они давали это понять?

— Конечно. За несколько недель до того, как нас взяли, ко мне пришел начальник Нежинского управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. «Вы испортили мне все показатели по борьбе с наркоманией в городе, — недовольно заявил. — Из Нежина пропали наркоманы. Что вы творите?» «Мы сделали вашу работу, а вы еще и недовольны?!» — возмутился я. Хотя сам прекрасно понимал, что именно его не устраивает. Выгнав из Нежина наркоторговцев, мы лишили милиционеров стабильного заработка. А они такого не прощают.

За несколько месяцев до задержания знакомые сообщили, что в отношении меня открыли уголовное дело. Официально это никто не подтверждал, но я знал, что милиционеры за мной следят. Однажды утром позвонил член нашей организации Ярмоленко. Он обнаружил у себя под дверью коноплю. Видимо, милиционеры ждали, что он возьмет наркотик в руки и сам пойдет его выбрасывать, а они задержат его, как говорится, на горячем. Мы тут же вызвали милицию, официально все зафиксировали. Но это нам не помогло.

— Когда Высший специализированный суд отправил ваше дело на доследование, у многих появилась надежда…

— Не у нас. Услышав, что дело будет рассматривать все тот же Нежинский суд, я понял, что ничего не изменится. Наши адвокаты настаивали, чтобы суд проходил в другом регионе, но нас в очередной раз никто не услышал. Находясь в СИЗО, я внимательно следил за событиями в стране по телевизору. Поддерживал Майдан, но, честно говоря, не думал, что меня это как-то может коснуться. И тут узнал, что меня освободили как политзаключенного. Честно говоря, сначала даже не поверил. Вот сейчас стою на Майдане и до конца не верю, что нас с ребятами отпустили.

— Вас поддерживали многие жители Нежина.

— Не знаю даже, как их за это благодарить. Спасибо всем. Если бы не активисты Майдана и правозащитники, ничего этого не было бы. Ребята из нашей организации тоже собираются приехать в Киев. Сейчас в Нежине они проходят медицинское обследование. В СИЗО один из них заразился гепатитом. У других фактически распались семьи. Но самое ужасное, что вскоре после того, как нас посадили, в Нежин вернулись наркоторговцы. Насколько я знаю, они сейчас там чувствуют себя вполне спокойно. С этим нужно бороться, и я буду это делать. Но на этот раз без насилия.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов