Вместо благодарности черниговских участников АТО хотели отправить за решетку

Четырем черниговским участникам АТО, более полугода воевавшим на востоке, инкриминируют совершение уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 405 Уголовного кодекса Украины - «угроза либо насилие относительно начальника, совершенные группой лиц, либо с применением оружия, либо в условиях военного состояния или в боевой обстановке». Статья предусматривает лишение свободы от 5 до 10 лет.

Сайт Военной прокуратуры Центрального региона сообщает, что четверо военнослужащих, якобы находясь в нетрезвом состоянии и грубо нарушая военную дисциплину и Устав Вооруженных сил Украины, в споре с командиром и заместителем начальника штаба воинской части применили к ним физическое насилие, причинив телесные повреждения.

Военные прокуроры оценили проступок солдат по самой жесткой шкале, настояв на заключении черниговцев под стражу.

Родственники и друзья недоумевают: парни, полгода стоявшие на блокпостах в жару и холод, терпевшие равнодушие командования, обстрел сепаратистов, были приравнены к убийцам и насильникам! За что?

Адвокаты, родственники и односельчане двоих братьев Александра и Евгения Косовцов, Алексея Артюшенко и Александра Кладькевича бросились обивать пороги инстанций, чтобы защитников Родины выпустили под подписку о невыезде.

Ведь у всех у них – дети, семьи, ребята пошли на фронт добровольцами, они не скрываются от правосудия, прежде никогда не были судимы. Зачем же такое унижение?!

Золотое дитя

Апелляционный суд области признал: меры Военной прокуратуры и впрямь были жестковаты. Кого-то из бойцов выпустили под залог, а кого-то и на основе личного обязательства, в просторечии – под подписку о невыезде. Друзья и родственники бойцов не скрывают радости, ведь почти месяц парней продержали в СИЗО.

3 декабря состоялось последнее слушание об избрании меры пресечения последнему из подозреваемых – Евгению Косовцу. Пока судья Апелляционного суда зачитывает вердикт – в зале стоит тишина. Видно, как люди в напряжении сжимают кулаки.

Но лишь когда звучат последние строчки «звільнити негайно», зал облегченно выдыхает. Раздаются аплодисменты. Строгая судья осаживает:

– Тут вам не розважальний заклад! Припиніть!

Общаюсь с Валентиной и Татьяной, односельчанками Евгения, они знают парня буквально с пеленок:

– Ответственный, трудолюбивый. Золотое дитя! И всё, что рассказывают о том, что у него трудный характер, – наговоры! Он же пошел служить в армию добровольцем!

В Чернигове своими мозолями зарабатывал на ремонт жилья. Все это время, пока подрабатывал, жил в машине, лишь бы сэкономить для дочечек! У него ж двое деток подрастает!

Он золотой человек, и вот эти недобросовестные прокуроры хотят на него навесить эту драку! Ужас какой!

Да они же там на блокпостах стояли в жуткий холод, им никто даже буржуек не подвозил, их бросили. Печки дали лишь после того, как парни начали жаловаться командованию!

Мы передавали ребятам сигареты и что узнаём? Оказывается, один из их командиров присвоил это себе и продавал бойцам за деньги! И как после такого не вспылить?

Как пример мужества и стойкости ребят односельчане приводят аргумент: именно эти четверо ребят участвовали в операции по спасению раненных бойцов батальона «Чернигов» в Станице Луганской.

Близкие не скрывают: да, парни очень хотели попасть в ротацию, очень хотели домой. Ведь не видели своих полгода. Их откомандировали на Черниговщину. И вместо того, чтобы дать повидаться с семьями, тут же отправили… в часть в Гончаровское!

Сплошные нарушения

Галина Якуба, адвокат Евгения, вообще говорит о том, что в этом деле есть сплошные нарушения. Например, в прокуратуре утверждают, что парни били командиров, находясь в нетрезвом состоянии, но при этом никакой экспертизы и проб крови на алкоголь не проводилось:

– Прокуратурою було долучено висновок судово-медичної експертизи про те, що в одного з потерпілих підполковників мають місце легкі тілесні ушкодження.

Бійка трапилася біля казарми у Гончарівському. Сталося це все на початку листопада, і от вже з 5 листопада обирають міру запобіжного заходу. Як обтяжуюча обставина зазаначалося, що злочин був скоєний у стані алкогольного спяніння, але казати про обгрунтованість даного звинувачення... Жодних експертиз не проводилося! Кількість алкоголю в крові обвинувачених не визначена матеріалами судового розслідування.

Борьба за доброе имя черниговцев продолжается.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)