Луганчане – черниговцам: «Вы просто не понимаете, как хорошо вы живете!»

Новости о событиях в Луганске до нас долетают либо в сильно искаженном виде, либо же не долетают вовсе. В соцсетях то и дело слышен «шорох»: «в Луганске птиц съели», «там умирают с голоду бабушки и дедушки», «там кругом ватники»...

Парадокс в том, что дезинформация происходит несмотря даже на то, что и в Чернигов приехало немало переселенцев из самой восточной области Украины. Кроме того, регулярно ездят на восток в ротацию наши военнослужащие. Но от них новостей разве дождешься? Сплошная секретность.

Мы попробовали сопоставить две грани бытия: нашу – черниговскую, и тамошнюю – запредельную луганскую. Нам удалось найти луганчанку, которая смогла неплохо устроиться в Чернигове: найти работу, жилье, перевезти сюда свою семью и даже собаку.

Анна – симпатичная кареглазая брюнетка, открытый и искренний человек, о Чернигове отзывается восхищенно.

Другой наш собеседник – воин, которого бойцы прозвали Бешеный: он два раза ездил в зону АТО. Его зовут Вячеслав Скоряк. Он, крепко сбитый шатен, работает заместителем начальника штаба областного УВД.

Необычность его ситуации в том, что Вячеслав – уроженец Луганской области. И луганчан он понимает как никто. Однако тамошний местечковый сепаратизм он даже не ненавидит, а открыто презирает.

На Вячеслава там как-то объявляли охоту. Но, зная об этом, он все равно не прячет лицо и охотно делится с нами своими впечатлениями от увиденного в зоне АТО.

Луганчане – черниговцам: «Вы просто не понимаете, как хорошо вы живете!» (фото) - фото 1

Итак, мы решили совместить эти две точки зрения – черниговской луганчанки и луганского черниговца. Они разные люди: она борется прежде всего за свою семью и недоумевает, почему черниговцы так рвутся защищать свою землю.

Он же не представляет того, как можно быть в стороне, когда страна в опасности. А потому супруга и две дочери, когда папа в командировке, частенько шепчут беззвучные молитвы: лишь бы живым вернулся. Бог им внемлет.

Фанат Украины

Человек, ранее не признавший Майдан, сегодня говорит: «Я никогда не думал, что стану настолько фанатом нашего государства. Что для этого необходимо? Да просто съездить на восток и прочувствовать разницу».

Вячеслав Скоряк два раза был практически в одном и том же «квадрате». Первый раз на восток поехал летом, в июле, во второй раз – уже осенью, в октябре. Там наши милиционеры были прикомандированы к армейскому батальону «Киевская Русь», которым руководил знаменитый комбат Александр Гуменюк.

Задачи между военными и милицией распределялись примерно так: армейцы защищают, а правоохранители зачищают. Третьей задачей стала перемена отношения местных к приезжим.

Отношение к нам там было очень настороженное. Для них мы чужаки. После телепромывки мозгов люди на нас смотрели просто дикими от страха глазами. Мы две недели прожили в одном селе, и местные жители думали, что мы боевики.

Как-то заходим во двор одной пятиэтажки, а там на лавочке сидят мужики. Мы проверили их документы (там все ходят с паспортами или водительскими удостоверениями, в противном случае заберет либо разведка, либо СБУ, или же сепаратисты в подвал).

Смотрят они на нас, и я прямо чувствуют их мысли: «Нацики пришли». У них психология простая: чужие это нацики либо «Айдар». Как снять напряжение? Сажусь я на качели, вот прям вместе с автоматом, качаюсь, грызу яблоко, и так я с ними затянул беседу. Люди оттаяли.

Бойцам выделили в расположение маленький домик сельсовета. Понятно, что люди туда просто физически не поместятся. Вячеслав пошел искать новое пристанище. По соседству оказался детский садик. Лето, здание пустует. Еле отыскали адрес дома, где живет заведующая учреждением.

Едем к ней, и я думаю: интересно, какая у нее будет реакция на следующий день после зачистки? Захожу, представляюсь милицией и говорю, что нужен садик. Она: «Мальчики, да пожалуйста, без проблем!»

Пока мы до того садика добирались, она уже приехала на работу. Ворота нараспашку, нас встречают как дорогих гостей и отдают нам самое ценное несколько бутылей с водой.

В том селе питьевая вода большая проблема. Ее дают лишь на пару часов в сутки. Поэтому местные жители заполняют водой все емкости, какие у них есть. Там водокачка со старым слабеньким насосом. Сильной нагрузки он не выдержит. А нам люди целых три куба отдали... Это было просто счастье!

Киноблокбастер взаправду

Военные в рассказах Вячеслава – это просто героические люди, которые с помощью обычных автобусов и в отсутствие танков пёрли на захваченные сепаратистами села и… захватывали их всухую.

Танк у наших вояк там был всего лишь один, да и тот стоял на одном из блокпостов. Люди готовы были идти и рвать террористов просто на голом энтузиазме.

Было дело, когда проявить геройство пришлось и самому черниговцу, когда прямо под пулями он забирал наших бойцов с блокпоста. «Я никогда не думал, что боевики, которые я смотрел по телеку, станут моей реальностью», – признается мой собеседник.

Куда угодно – лишь бы мирно

Что касается отношения местных к Украине – Вячеслав резюмирует: им всё равно. Даже если кто-то приедет из Африки и скажет: «Мы вам организуем мир», восточные украинцы пойдут за таким человеком.

Что любопытно: те населенные пункты, которые были отбиты у сепаратистов, но потом оставлены, хотят, по мнению Вячеслава Скоряка, обратно в Украину! Потому что они увидели разницу.

И приводит пример «сепарского» отношения к тамошним жителям. Как-то казачки остановили на блокпосту 18-летнего мотоциклиста. Что-то им в нем не понравилось. Парень в отчаянии звонит знакомому «ополченцу», тот ему: мол, не волнуйся, я решу. Парень трогается, а сепаратисты стреляют ему в спину...

Вторая ротация Вячеслава отличалась уже тем, что наши силы отступили.

Мне стыдно за это! – говорит мой собеседник. – Ведь я знаю, как люди ждали, что мы придем и освободим их!… Мне даже страшно представить, что сделают те, кто пришел на наше место, с теми людьми, которые нам помогали! Там просто 37-й год.

Один из населенных пунктов, которые мы сначала освободили, а потом оставили, заняли засланные казачки. Они смотрят на село так: сегодня одна улица кормит их обедом, завтра другая. При въезде в города и села на блокпостах у пенсионеров отбирают пенсии...

При нас Вячеслав позвонил одному человеку «оттуда». Собеседник безмерно уставшим голосом жаловался:

У нас такой беспредел, что просто ужас! У людей отбирают машины, причем даже среди ночи. Чтобы это случилось, достаточно, чтобы кто-то из соседей «капнул» куда следует и всё: имущества нет.

Или «ополченцы» могут забрать с собой в наручниках. Даже женщин забирают. Как-то эти «ребята» привезли одной женщине уголь, а она начала возмущаться, почему так мало. Так они ее в наручники и на три дня у себя закрыли.

Пенсионеры возмущаются, что «ополченцы» выносят из магазинов сумки с продуктами, а пожилые только голодными глазами на витрины смотрят.

Что касается присутствия кадровых военных из России – Вячеслав отвечает: есть. Но ему лично общаться с ними не пришлось.

За Россию ратовали бывшие зэки

Анна уехала из Луганска летом. Просто потому, что устала бояться за себя, за жизнь своего сынишки. Она до сих пор не может без слез смотреть на фото того, прежнего города – еще уютного, красивого.

Через улицу от меня целыми осталось только два дома... Над нами часто кружили самолеты, все боялись, но куда бежать? Возле ж/д вокзала открытое пространство. Ну если уж жахнут, так жахнут...

Луганский Эпицентр

Анна садилась на поезд вместе с сынишкой. Они до последнего надеялись, что военные трудности в Луганске – временные. Ехали в никуда, лишь с… 50 гривнами в кармане! Билет на поезд переселенцам покупали черниговские друзья по Интернету.

Мы ждали, что не сегодня завтра войдет украинская армия – и всё закончится... Но не дождались. И когда рядом с нами упал снаряд, я в одну ночь собралась и утром мы уехали. Через полтора месяца из Луганска уехал мой муж, привез сюда наших животных собаку и кошку.

Анна говорит: в первую очередь бросала город из-за сына, слишком уж нервно тот переживал все происходящее.

Заходит сын в дом, бледный, губы трясутся: «Мама, там стреляют!» Выхожу во двор и вижу сосед выбивает ковер... Звук этот сын принял за выстрел. Моя собака подскакивала от каждого резкого звука и моментально бежала в подвал.

По словам жительницы Луганска, многие горожане до сих пор жалеют, что власти не задавили весь конфликт в самом зародыше, когда еще было захвачено управление СБУ в центральной части Луганска:

Там же стояли обдолбанные чеченцы с сумасшедшими глазами. Мы мимо них боялись даже пройти и обходили центр города десятой дорогой.

Анна уверена: все эти акции были тщательно продуманы. Ведь прошлой осенью в Луганской области прошли две крупные амнистии. И те амнистированные сейчас и воюют с Украиной. Им терять нечего: ни семьи у них, ни дома.

Получилось как в 1917-м: «кто был ничем, тот станет всем»! У людей отбирают машины, забирают дома, вымогают деньги. В школе, где учился мой сын, ходит человек с автоматом. Вот как пускать туда детей?

Чернигов поразил

Как оказалось, черниговцы, помогавшие Анне, были случайными знакомыми. Женщина списалась с ними в соцсетях. Есть такая виртуальная инициатива «Восток. SOS», луганчанка позвонила туда – выяснилось, что ранее туда дозвонились черниговцы, предложив свое жилье в помощь для переселенцев.

Потом волонтерша из «Восток. SOS» помогла Анне найти работу в Чернигове у своих знакомых. Школу в Чернигове луганчане также подобрали без проблем.

У сына Анны появились новые друзья, ребенок потихоньку приходит в себя от пережитого стресса. Анна в свое время объездила всю Украину, но признается: Чернигов совпал с ее мироощущением на все сто. Наш город оказался проще, сердечнее и дешевле Луганска.

Бывшую жительницу востока поразили наши супермаркеты, где редко обвешивают и редко втюхивают некачественные продукты. Поражена была Анна и тем, что черниговцы пустили ее в свой дом просто так, без оплаты.

И еще раз про ЛНР

Новый порядок по-элэнэровски пришелся по душе далеко не всем луганчанам. Анна рассказывает, что у нее был друг, который так за Россию ратовал, что аж дым шел. При этом из города никуда ехать не собирался.

Но буквально на днях он мне позвонил и сказал, что хочет приехать в Чернигов жить и работать. Я попыталась над ним пошутить, мол, как можно рьяному элэнэровцу ехать в Украину. На что он мне серьезно ответил: «Мне это всё сейчас ужасно не нравится».

Оказалось, что у парня в квартире выбило окно. Деньги на новое у него есть, но никто ж стеклопакеты в Луганск не поставляет. Так и стоят восточные многоэтажки, зияя прорехами, затянутыми клеенкой. В большинстве своем луганчане мечтают, чтобы всё быстрее закончилось. И уже не важно, кто это сделает.

Если бы им сейчас сказали: вот мы идем в Россию – и этот кошмар закончится, то большинство людей молча согласились бы с этим. У нас на первом месте стоит просто выживаемость. Всё! Ведь там сейчас нет никаких законов, полное бесправие.

А еще в Луганске дикая нехватка наличности, продуктов. Многие виды продовольствия малоимущим выдают сами боевики. Однако благодетельства в этом люди не видят: ведь сегодня дают, а завтра перестанут.

Свет в Луганске тоже часто выключается. Перебои со связью. На фоне этого Чернигов кажется просто коммунальным раем.

По словам Анны, поддержка России в Луганске тает с каждым днем. Ведь многие луганчане поехали даже в Хабаровск и Бурятию в надежде на обеспеченную жизнь.

Одна из подруг Анны жалуется: «Мы моем посуду в ресторане! Мои дети не хотели учить украинский, а теперь приходится зубрить бурятский!». Эта женщина мечтает о том, чтобы вернуться в Украину, да только билеты в Луганск для нее сейчас – несусветная роскошь...

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
361 просмотр в июле
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует
Новости компаний
17:00, Сегодня