Черниговский антиквар: «Антиквариат – это суровый бизнес»

Среди нас есть довольно много людей, хобби которых – коллекционирование. Многие считают их немного странными. На самом деле это очень необычные и интересные люди!

Один собирает бабочек, другой – марки, еще кто-то – значки, оловянных солдатиков, модели техники, монеты и т. д. Число предпочтений неисчислимо, как и характеров людей. И многие виды коллекционирования имеют даже научные и признанные мировым сообществом названия.

Но есть категория людей, которые как бы объединяют всех коллекционеров мира. И часто эти люди сами по себе ничего не коллекционируют, хотя любят, знают и понимают это дело, – это антиквары. Есть такая интересная профессия, способная связать душу старины с сегодняшней обыденностью.

Вот об одном таком интересном человеке и пойдет речь в нашей публикации. Это – Татьяна Ковшун, черниговский антиквар.

Профессионалов среди нас нет!

– Татьяна, где вы всему этому научились? Насколько мне известно, антикварному делу у нас нигде не учат. И как давно вы этим занимаетесь?

– Жизнь просто заставила меня заняться антиквариатом. Мой бывший муж – коллекционер. Но оказалось, что не только старинных вещей, но и девушек... С мужем мы расстались. И пока он там занимался своей очередной «находкой», я вынуждена была думать, как поставить на ноги троих детей.

Вы не поверите, но начинала я вообще с сигарет и была очень далека от антиквариата. После развода дошло до того, что я продала свою семейную золотую монету – рассчиталась за газ и за свет.

А далее – классика жанра: из того, что осталось, снова купила монету, но уже серебряную... Так и пошло-поехало.

Дело в том, что опытные антиквары никогда не светятся. У нас в городе работают исключительно аматоры. И таковых в Чернигове очень много. Но вы их меньше слушайте: они вам как расскажут о том, как они там, в далеком детстве, собирали коллекцию значков, а затем она разрослась до таких масштабов, что пришлось открывать магазин!

Антиквариат – это суровый бизнес, в который входят по какой-то причине. Здесь подчас совсем не важен диплом, профессия, возраст, мужчина ты или женщина. Кто в этом деле просёк – тот и выжил! Так просто в этот бизнес не войдешь. Главное – опыт.

Постепенно что-то узнаешь о товаре, нарабатываешь клиентуру, связи – и только потом становишься независимым. Легкие деньги закончились в начале 90-х. Тогда всё это скупалось за копейки и продавалось в несколько раз дороже.

– Вам нравится то, чем вы занимаетесь?

– Заниматься антиквариатом мне безумно нравится! Я по своей натуре такой человек, который очень любит, просто обожает музеи. Мне безумно интересно знать не только историю предмета, но и посмотреть и даже потрогать!

Антиквар – это всё тот же коллекционер? Или антиквары холодно относятся к моменту собирательства?

– Думаю, что антиквары – это всё те же коллекционеры. Но если говорить обо мне лично, то я просто не могу позволить себе начать что-то коллекционировать. Всё уходит на детей. Приношу что-то домой, потом продаю семью же нужно чем-то кормить.  А хорошая коллекция – это дорогостоящее удовольствие. Порой слишком дорогостоящее.

А кчему у вас душа лежит, к какому виду собирательства?

– Мне очень нравятся камни, статуэтки, фарфор. Хочу драгоценный камень, но такой, который нигде купить нельзя, а нужно добыть в копальнях то ли в Арабских Эмиратах, то ли в ЮАР… Есть желание купить сапоги, кирку – и вперед!

- Поддерживают ли ваш запал дети?

– Пока нет. В моем роду антикваров не было. Я – первая.

– Почти всегда антиквары – это не только коллекционеры древностей, но еще и расчетливые продавцы. Антиквары вообще скупой народ?

 – Всё зависит от человека. Лично для меня отдать десятину – это святое. Бойцам АТО обязательно помогаем!

– Ставит ли палки в колеса законодательство?

– Работать можно, даже несмотря на то, что не все моменты законодательно урегулированы.

Нашим – не до Рембрандта!

– Как вы работаете – сидите и ждете, что кто-то вам принесет Рембрандта, или же ищете ценные старинные вещи?

– Чаще всего так и бывает – мы ждем...

А как вы доводите до товарного вида вещи перед тем, как выставить их на продажу?

– Вообще никак. Выставляем так, как есть. Потому что довести их до товарного вида очень сложно. Пока ты ее доведешь – вид у нее будет уже не товарный.

– Вы на глаз можете определить, сколько стоит вещь?

– Да, конечно! Но это приходит с опытом.

– А человека, который приходит к вам?

– Как правило, тоже. Но бывает, что и ошибаюсь.

– Что чаще – покупают или приносят в надежде продать?

–  Казалось бы, банально звучит, но покупают чаще. Приходят, выбирают что-нибудь в подарок…

– Во что люди вкладывают деньги? Сегодняшняя непростая ситуация накладывает свой отпечаток? Люди понесли в антикварные магазины что-то старинное?

– Наши коллекционеры вкладывают деньги во всё! То, что продается в антикварных магазинах, – всё это покупается. Никто в убыток себе работать не будет. Но я бы не сказала, что в связи со сложившейся ситуацией в Чернигове наблюдался бы ажиотаж по поводу старины.

– Что последнее приносили?

– Дайте вспомнить! Икону. Да, точно икону! Вот она – видите, шикарная, но немножко размытая.

А берут ли что-то ко Дню святого Николая?

– У нас как-то не принято привязывать антикварные вещи к такому событию. Дети же опережают историю они живут больше завтрашним днем. Им интересны современные гаджеты. Да и вообще: сюда больше приходят те, кто знает жизнь.

Кто-то из госадминистрации, депутатского корпуса, церковнослужителей увлекается антикварными вещами?

– Да, есть среди них такие. Их довольно много. Но обойдемся без имен и фамилий. Батюшки тоже приходят. Среди них есть и коллекционеры.

– Приезжают ли к вам иностранцы? Что покупают? Их интересы разнятся с украинцами?

– Да. Их в основном интересуют наши иконы, старинная живопись. Наши, украинцы, больше любят что-то «покрасивше та подешевше».

Каждая вещь – это история!

– Татьяна, бытует мнение, что вещи передают энергетику хозяина. Вы верите в это?

Я думаю, что это большое преувеличение. У человека есть своя энергетика и никакая вещь ее изменить не может. Могут меняться эмоции от различных обстоятельств. Но если бы они зависели только от антикварных вещей...

 У каждой вещи есть своя история. Было ли что-то особо запоминающееся?

– Чаще всего приходят и рассказывают об орденах и медалях. Вернее, даже о своих бабушках и дедушках, которые их заслужили. Знаю, что некоторые практикуют реализацию антикварного товара «с историей». Но я считаю, что всё это – не более, чем накручивание цены.

– А 12 стульев никто не приносил?

– Было дело. Это был немецкий гарнитур 50-х годов. В нем был красивый буфет, стол и 12 стульев. Это было лет восемь назад. Мы поделили их с мужем. Нет, он «остапов» и «воробъяниновых» не подсылает. Клад мы так и не нашли. Это всё сказки. Я перетянула обивку этих стульев и теперь у меня в доме такая красота! Им сносу нет, этим стульям – ручная работа, они не ломаются, вообще неубиваемые!

– А морская тематика у вас бывает?

- Бывает. Но мы всё же далеко от моря. Всё больше штурвалы приносят.

– Я смотрю, у вас стоит бюст Ленина. В «период ленинопада» не убыточно ли торговать Ильичом?

– Китайцы покупают с удовольствием! Бюсты Берии и Сталина – вообще дефицит. Оказывается, это редкий случай, когда можно найти их бюсты. Иосифа Виссарионовича еще можно встретить на барельефах, а вот Берию – вообще редчайший случай.

– Глядя вот на эти роскошные и ветвистые рога, смею предположить, что принесли их после того, как их кому-то хорошо наставили! Наверное, мужчина принес?

 – Конечно, мужчина! Они же тяжелые. А вот после чего он их решил принести – это история умалчивает... Кстати, если кто-то захочет «наставить рога» – они стоят 230 гривен. Если кому-то очень-очень нужны – можем сделать хорошую скидку!

***

К сожалению, старых добротных вещей с каждым годом становится всё меньше, цены на них растут. Надеемся, что профессия антикваравсе-таки и сама не станет раритетом… Ведь кто-то же должен быть связующим звеном между прошлым и будущим!

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)