• Главная
  • 50 лет назад в Чернигове снимали первый советский фильм ужасов – «Вий»
15:27, 31 декабря 2016 г.

50 лет назад в Чернигове снимали первый советский фильм ужасов – «Вий»

50 лет назад – летом 1966 года. В Чернигове снимали первый советский фильм ужасов – «Вий». В 1967 году он вышел на экраны. Так что у нас два юбилея подряд.

Три секунды на экране – и память на всю жизнь

Мы иногда присутствуем при явлениях исторических, даже не осознавая их значимости. В таком событии довелось принять участие и мне полвека назад.

Тогда в Чернигов прибыла съемочная группа киностудии «Мосфильм» с намерением отснять ряд эпизодов фильма-сказки, ставшего впоследствии всемирно известным «первым и единственным советским ужастиком».

На съемки приглашаются…

В один из теплых вечеров конца июля 1966 года мы с друзьями, как всегда по воскресеньям, «отрывались» на кордодроме, в те годы – главной летней танцплощадке города.

Во время одной из пауз между танцами со сцены прозвучало объявление: «Желающие поучаствовать в съемках кинофильма «Вий» по повести Николая Васильевича Гоголя приглашаются в понедельник в 7 часов утра в драмтеатр».

При наличии массы свободного времени (каникулы!) получить такое удовольствие! Да еще и заработать за это удовольствие по «трояку» в день – для студентов со «степухой» 35 «рэ» в месяц – отказаться было просто невозможно.

И, наконец, киносъемки в нашем забытом Министерством культуры стольном граде Чернигове – это вообще было что-то из ряда вон выходящее! Итак, на следующий день все приглашенные в массовку собрались у черного хода в театр.

Жертва ради искусства и… трояка

На одном из сайтов, посвященных «Вию», я прочел такую фразу: «Вся бурсацкая вольница в фильме была одета в парики». На самом деле все было по-другому.

Нам сразу же рассказали, что всех ребят постригут «под горшок», как было модно во времена снимаемых событий. И сразу же ряды будущих бурсаков несколько поредели. Остались те, кто был готов на жертву во имя искусства и… трояка в день.

Посыпались клочья с причесок. Физиономии покрылись коричневым гримом. Из костюмерной театра потянулась цепочка парубков с охапками бурсацкой одежды.

Каждый получил широченные полотняные шаровары с мотнёй до колена, яловые чёботы, черную свитку (кто-то – аж до пят, а кто-то – даже выше колена), белую сорочку с завязками или деревянными колышками вместо пуговиц и головной убор в виде монашеской скуфьи (летней – суконной в виде средневекового шлема или зимней – полусферической с меховым околышем). Некоторые вместо скуфьи выходили в мохнатых овчинных кучмах.

Мне основательно повезло с обувью: я стал обладателем наимоднейших, по-видимому, в те годы сапог с голенищами до колен и загнутыми носками.

Подпоясывались мои «собурсники» кто длинным полотняным поясом в несколько оборотов вокруг талии, а кто и просто обычной веревкой.

Девчат облачили в вышитые сорочки с плахтами, некоторым выдали парики с длинными косами. Обувки девчонки не получили – они должны были босиком отбеливать полотна на лугу (этот эпизод снимали возле моста через р. Сновь).

Появляться в городе стриженным «под горшок» было, мягко говоря, несколько необычно.

Вспоминается такой случай. Сижу в Голубом зале кинотеатра им. Щорса. Еще не погас свет, и тут кто-то сзади толкает в плечо: «Слышь, а шо это у тебя за причёха такая?» Отвечаю: «Ты что, из лесу? Это ж сейчас самая модная – высокая канадка называется!»

«Канадкой» в те годы называли мужскую прическу с резко выраженной подбритой границей волос на затылке (в отличие от «бокса» и «полубокса», у которых край волос был значительно выше и состригался на нет); «канадку» тогда носило подавляющее большинство ребят.

За кулисами и перед камерой

Итак, мы временно работаем на студии «Мосфильм»… Каждое утро в 7:00 – сбор у драмтеатра.

Регистрация с получением талонов (оплата по ним производилась в конце съемочного дня), переодевание и – на автобусах на съемочную площадку.

Помощники оператора укладывают рельсы для кинокамеры. Режиссеры проводят среди нас инструктаж, как изображать наших героев.

Пиротехник устанавливает дымовую завесу, маскируя таким образом электропровода и другие анахронические предметы. Раздаются все положенные в таких случаях команды и – поехали…

Массовые сцены снимались в Елецком монастыре, возле Екатерининской церкви, а также на правом берегу р. Сновь – выше по течению от Новгород-северской трассы.

В первые дни сняли в разных ракурсах десятка полтора дублей эпизода, в котором орава бурсаков выплескивается из ворот бурсы и с радостными воплями отправляется на вакации.

При этом по сценарию их восторг должен был выражаться любым, самым неожиданным образом.

Лично я несколько раз выезжал из-под Елецкой колокольни и из ворот, выходящих в сторону кургана Черная могила, верхом на своем будущем куме.

В фильм, к моему сожалению, попал дубль, в котором уставший кум везти меня отказался. Но какой-то другой «наездник» в толпе все-таки просматривается.

Сцены с «брикой», присланной сотником за Хомой Брутом, ставились на площадке перед Успенским собором и на выезде из ворот Елецкого монастыря на улицу Князя Черного (в то время – Пролетарскую).

Примерно с двенадцати лет я понемногу занимался фотографией. Брал с собой «Смену» и на съемки «Вия». Фотографировал друзей, знакомых и незнакомых участников массовки.

Попали в объектив и некоторые актеры, в том числе Вадим Захарченко, Владимир Сальников и, предположительно, два артиста Черниговского драмтеатра.

Долгое время я считал, что сделал фото и одного из режиссеров. Но, раздобыв снимки Георгия Кропачёва и Константина Ершова, убедился в своей ошибке.

Очень жаль, что не удалось запечатлеть любимого артиста Мыколу Яковченко, а также увидеть вблизи знаменитого уже в то время Леонида Куравлёва.

Восемь дней как три минуты

В общей сложности на съемки массовых сцен в Чернигове было затрачено, насколько я помню, восемь съемочных дней. На экране всё уложилось меньше чем в три минуты…

Это говорит о том, как тщательно в те годы готовился материал для монтажа кинофильмов. Кстати, себя в фильме я вижу всего чуть больше пары секунд.

Фильм был поставлен практически без спецэффектов. Но когда довелось впервые его посмотреть, от эпизодов с панночкой, старухой-ведьмой и прочей нечистью душа уходила, как сейчас говорят, «ниже плинтуса» и волосы становились как проволочная щетка.

Со времени съемок «Вия» прошло полвека. Однако я до сих пор горжусь тем, что мне посчастливилось участвовать в таком знаменательном для нашего города событии, как съемки «самой загадочной и мистической» ленты советского кинематографа.

Владимир Смоленцев



Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#вий #50летсоднясъемоквчернигове
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить

Комментарии

Объявления
live comments feed...