На востоке черниговский «Грифон» принимали за «Правыйсектор»

«Мы все поехали на восток. Не отказался никто, хотя от нас не скрывали, куда едем» – с этих слов начался разговор с двумя бойцами черниговского спецподразделения «Грифон».

Ребята решили встретиться с нами, чтобы прокомментировать слухи, активно плодящиеся в Интернете. Мол, грифоновцы отказывались ехать в зону АТО. Мы воспользовались возможностью не только развеять сплетни, но и побеседовать с бойцами одного из наиболее закрытых для журналистов спецподразделений.

В органах правопорядка черниговцы Антон и Дмитрий (ребята попросили не указывать их фамилии и не показывать лица, поскольку в будущем возможна еще одна ротация на восток) служат не первый год.
Дмитрий уже встретил свою судьбу, он женат, а вот Антон пока только в поисках суженой. Молодые, улыбчивые, патриотически настроенные. «Для нас Украина может быть только неделимой. И мы готовы приложить все усилия, чтобы так оно и было», – рассказывают грифоновцы.

На восток наших бойцов отправляли охранять общественный правопорядок во время парадов ко Дню Победы. Изначально – в Харькове, а дальше – уж как получится.

Жили в БМВ
Антон:
– Решение, ехать или нет, я принимал в течение двух секунд. Затем полчаса на сборы, полчаса на дорогу. За час мы уже были у себя на базе – вооружались.
Мы уезжали из Чернигова со своим оружием (пистолетами, автоматами), средствами защиты (бронежилетами, касками) и боезапасами. Не было такого, что мы уезжали безоружными, а потом нам палки поменяли на автоматы.
Дмитрий:
– В соцсетях писали, что мы конвоируем заключенных. Ничего подобного! «Грифон» не обучен конвоировать. Осуществлять конвой подсудимых и задержанных – это функция отдельного подразделения милиции.
Наша же задача – охрана общественного порядка в судах, охрана самого здания суда, защита свидетелей. Мы можем усилить конвой, то есть сопроводить его. Но непосредственно конвоированием мы не занимаемся.

– А сколько грифоновцев поехало в зону АТО?
– Десятеро. И все как один вернулись. Слава богу, живые и здоровые. Мы выехали из Чернигова 4 мая. Первую неделю, что называется, кочевали, на одном месте мы находились не дольше двух суток.
А когда же прибыли в Харьков, нас поселили в санаторий «Березовские минеральные воды» – БМВ по-местному (улыбаются).
– В каких местах служили?
– Изюм, Харьков (проходили тренировку перед парадом на площади Свободы). На 9 Мая нас отправили в Донецк, на охрану порядка. А уже вечером мы оттуда уехали – в Днепропетровскую область.
Секретность в передвижении соблюдалась строжайшая: мы толком не знали, куда нас везут. Лишь за пять-десять минут до выезда поступала команда, и мы собирались.
Сложнее всего было нести службу в Донецке и Красном Лимане. В Донецке люди были настроены весьма пророссийски. Они нам говорили: «Зачем вы приехали? Мы сами справимся!» Везде, где бы мы ни появились, возникал слух, что это заехал «Правый сектор».
– А что вы отвечали на это?
– Что мы работники милиции, у нас же форменная одежда, на которой большими буквами написано – милиция. Приехали охранять общественный порядок. Но люди этому не особо верили…
– В Донецке с доверием сложно. Похоже, люди там не всегда верят и собственному паспорту…
– Увы… Мы своим присутствием привлекли к себе немало внимания, в том числе и сепаратистов.
Представьте себе: в центре Донецка 200 человек милиции. Зачем они сюда приехали? А вдруг это «Правый сектор»? Что они здесь делают? В общем, толпу это весьма будоражило.
В Чернигове, кстати, тоже немало кривотолков ходит о нашем подразделении. Мол, якобы, мы испугались, начали увольняться, короче – бред. Ведь нас 10 человек на восток уехало, и все вернулись.
Мы там пробыли 34 дня. Никто не кричал: «Я не поеду, я приказ выполнять не буду». Все были настроены на то, чтобы делать свою работу. Никто не испугался, и никто не отказался.
Мечта о малиновом берете
– Текучесть кадров присутствует?
– У нас подразделение укомплектовано на 95 процентов. Это ребята, прослужившие более двух лет.
Идет набор молодняка, сейчас у нас четверо в учебке. Ведь жизнь не стоит на месте: кто-то получил повышение, кого-то перевели, а кто-то ушел на пенсию. Так что текучесть у нас в пределах нормы.
– Беседуете с молодыми парнями, которые пришли в «Грифон»? Интересуетесь, зачем они здесь?
– Беседуем, а как же. Обычно отвечают так: мечтал с детства работать в милиции, носить погоны. Появилась возможность – прошел комиссию, сдал экзамены, и вот боец здесь.
– А то, что это элитное подразделение, играет свою роль?
Антон:
– По себе скажу. Я шесть лет назад учился на инспектора патрульной службы. И когда еще в учебном корпусе узнал, что спецподразделение «Грифон» набирает личный состав, – решил попробовать.
Конечно, малиновый берет и черная форма – это эффектно выглядит. Поэтому я проработал год инспектором патрульной службы, а затем меня забрали в «Грифон», о чем нисколько не жалею. Коллектив небольшой, дружный, сплоченный. Мы не только вместе работаем, но и отдыхаем.
– Как насчет пророссийских настроений в самом подразделении?
– У нас такого нет. Мы – патриоты Украины, у нас все – уроженцы Чернигова и области, мы просто не понимаем, как это – поддерживать другое государство.
Что же касается российских зарплат… Надо же понимать: хорошо там, где нас нет. Опять же смотря с чем сравнивать. Как-то летом мы общались с российскими и белорусскими омоновцами во время несения службы в Сеньковке на фестивале трех стран – да, у них зарплаты и обеспечение тогда были лучше. Но у них же и цены намного выше наших.
– Александр Михайлик, бывший главный милиционер области, заявлял, что из-за Майдана милиция чувствовала себя подавленной… А как у вас было?
Дмитрий:
– В Киев мы не ездили, находились в Чернигове. Присутствовали возле облгосадминистрации когда там были столкновения.
Не скажу, что я чувствовал себя угнетенным, но вот чувство усталости было. Когда поспишь, а когда нет. Но вот такого: «Все, я больше не приду, уволюсь» – не было.
Еще что неприятно – отношение людей к милиции. Оно было резко негативным. Вдобавок мы, бойцы «Грифона», ощутили на себе конфликт с перевозчиками. Мы же должны приехать на работу – получить оружие, с базы – добраться до объекта, после окончания службы мы должны добраться до базы, сдать оружие, и только после этого можно ехать домой.
Антон:
– Лично мне, чтобы добраться из дому до базы, нужно сделать две пересадки. То есть, получается, что за сутки за транспорт я должен платить минимум 10 гривен.
И после конфликта с этими проездными, которые, кстати, «Грифону» не достались, мы по-прежнему ездим за свои. Выручает троллейбус, правда, кондукторы могут и подколоть неприятно, особенно когда с базы нас едет несколько человек. Слышали и такое: «Елки-палки, опять они! Вместо 15 халявщиков могло бы сесть 15 платников»...
И начинается упрашивание: «Ну хоть по рублю скиньтесь». Неприятный осадок после такой поездки остается.
Сейчас, конечно, многое поменялось. Но что удивляет: люди, во времена Майдана поносившие милицию налево и направо, сейчас первые к той милиции за помощью бегут: «Защищайте государство».
Деза распространяется на востоке с сумасшедшей скоростью
– Вернемся к востоку. Как вы относитесь к тем, кто по другую сторону баррикад: они для вас – сепаратисты или ополченцы?

Антон:
– Мы их делим на пророссийски настроенных граждан и на сепаратистов. Пророссийские – это граждане Украины, поддерживающие террористов. А сепаратисты – те, кто приезжают из России, кавказцы.
Пророссийские попадались значительно чаще. Вели себя очень нагло, заявляли, что они граждане Украины, что, мол, проходили мимо (это в зоне-то боевых действий!) и задерживать их мы не имеем права.
Позже выяснялось, что сутки ранее эти же люди заодно с террористами спокойно стреляли в наших ребят. Такое двуличие раздражало сильнее всего. Ведь они сегодня машут паспортом Украины, а завтра у них не дрогнет рука пальнуть в нас из ближайшего подвала…
Дмитрий:
– Настроения местных подчас поражали. Они нам потом признавались: «Нам сказали, что вы приехали нас убивать»... К примеру, мы приехали в город к 11 часам дня, а люди по каким-то каналам связи уже в курсе, что мы «каких-то 20 человек поймали и расстреляли»… Мрак…
Деза там распространялась с сумасшедшей скоростью. Я разговаривал с женщиной, которая два дня пряталась. От нас. Она задавала один и тот же вопрос: «Когда вы отсюда уедете и когда вы прекратите стрелять?» Объяснять, что к чему, бесполезно. А ведь жилые кварталы ни военные, ни милиция не обстреливали.
– Страшно?
– Не боятся только дураки. И потом страх усиливает выброс адреналина в кровь, ты быстрее начинаешь соображать, лучше ориентируешься, понимаешь, как себя защитить. От страха просыпается инстинкт самосохранения.
– С пропитанием проблем не было?
Антон:
– Нет, еду привозили. Отдельное спасибо нашему генералу Демченко: то, что мы его просили привезти, – привозилось. Это касается еды, обуви, разгрузок, довольствия, средств защиты… Два-три дня – и все исполнялось.
Он приезжал к нам в Харьков, разговаривал с бойцами, интересовался, в чем мы нуждаемся, каков наш боевой дух и т. д. Кроме того, харьковские коллеги тоже поддерживали: угощали сигаретами, «мыльно-рыльные» принадлежности давали.
Руководитель харьковского «Грифона» как-то дал машину, чтобы мы все поехали на базар и скупились, кому чего надо. Избирательные комиссии тоже были к нам настроены весьма благожелательно. Так что в Харькове трудностей не было.
Из проблем с пропитанием: нормальную воду в Красном Лимане найти было невозможно. Там из водопроводной сети шла вода со вкусом и запахом болота. Уж не знаю, как они ее употребляют… Для нас, черниговцев, это было дико.
На себе – до 30 кг амуниции
– Связь с близкими поддерживали?
Антон:

– Постоянно. Они спрашивали в общем-то стандартные вещи: жив-здоров-поел?.. Главное для них было – услышать наш голос. Говоришь в трубку – значит, все хорошо. Иногда моя мама говорила таким тоном, что было понятно, накатываются слезы, переживает… Но старалась этого не показывать.
– Как вас встречали?
Антон:
– С распростертыми объятиями! Когда вернулись в Чернигов, многое казалось непривычным. Без формы, без 16-килограммового бронежилета, нет каски, нет оружия, которое постоянно с тобой, нет боезапаса.
В общей сложности мы каждый день там на себе таскали до 30 килограммов амуниции. Отдельное удовольствие – приехать домой и наконец-то сменить берцы на шлепанцы (улыбается). Выйти в город, где солнце и тихо. Дома – это как побывать на курорте.
– Поменяла ли поездка на восток ваши жизненные взгляды и убеждения?
– Наверное, все мы стали убежденными патриотами. Планка патриотизма сильно поднялась. Мы все верим в единую и единственную Украину, хотим восстановить на ее территории спокойствие и готовы вложить в это все силы.
И не хотим опасаться, что, мол, Россия может через границу с Брянской областью ввести свои войска. Мы хотим мира.

еженедельник "Семь дней"
"Грифон" АТО милиция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии

Криминал
Вчора, 5 липня близько 18-ї години на лінію «102» надійшло повідомлення про конфлікт між чоловіками, в ході якого один з них з ножем напав на іншого. Про це повідомляє Поліція Чернігівської області. Слідчо-оперативна група встановила, що біля продуктового магазину між 44-річним чернігівцем та його знайомим зав’язалася сварка. За нашою інформацією, це сталося на мікрорайоні Шерстянка. Як з'ясувалось, раніше чоловіки вже конфліктували між собою і пригадавши...
Здоровье
Новий підхід до освітнього процесу підійшов не всім. Адже навчання на відстані – не просто переміни, а досі незнане явище для абсолютної більшості батьків, учителів та школярів. А незнайоме – це завжди стрес. Враховуючи, що з 1 вересня дистанційна освіта може повернутися в нашу реальність, добре було би зустріти її вже більш підготовленими. Ми запитали у психологині Світлани Ющенко про те, як краще організувати процес для дітей різних вікових категорій. Ад...
Общество
На організатора масового заходу в Ніжині, який допустив скупчення людей, поліцейські склали адмінпрокол за статтею 44–3 Кодексу України про адміністративні правопорушення (порушення правил карантину щодо людей). Санкція статті передбачає штраф від 17000 до 34000 гривень для фізичних осіб і від 34000 до 170000 гривень — для посадовців.  Таку інформацію оприлюднила пресслужба ГУНП. Поліцейські закликали організаторів масових акцій не ставити власні інтереси...
Криминал
Водій, вже позбавлений права керування, знову попався на очі патрульним. Тепер на нього чекає штраф. Вихідними під час патрулювання на вулиці Гагаріна інспектори зупинили автомобіль Ford за порушення правил дорожнього руху. За кермом знаходився 23-річний чернігівець. Під час спілкування у водія виявили ознаки наркотичного сп'яніння, після чого йому запропонували пройти медогляд. Але молодик відмовився у присутності двох свідків. На водія патрульні склали п...
Общество
Біля села Гмирянка Ічнянського району на автодорозі Т-25-24 Борзна – Iчня – Прилуки (63-й км) розпочалися роботи з ремонту аварійної штучної споруди над суходолом. Як повідомили у Службі автомобільних доріг Чернігівської області, наразі на  мосту робітники зняли асфальтобетонне покриття та демонтували зруйновані плити прогонової будови. Тривають роботи зі встановлення нових монолітних залізобетонних плит. Роботи виконують на одній половині проїзної частини...
Общество
За даними Управління охорони здоров’я Чернігівської ОДА на 11 годину 6 липня зафіксовано 3 нових випадки COVID-19: два у Чернігові та один у Козелецькому районі (хворий був госпіталізований до районної лікарні з пневмонією). Чернігівці ж лікуються амбулаторно. Таку інформацію повідомила пресслужба ОДА. За результатами ПЛР-тестування в області одужали ще 5 пацієнтів: четверо чернігівців (з них двоє лікувалися у міській лікарні №2) та один житель Бобровицько...
Спорт
Головного тренера чернігівської "Десни" Олександра Рябоконя та капітана команди Дениса Фаворова визнали найкращими у 29-му турі Української Прем'єр-Ліги. Сіверян відзначили після домашнього розгрому ковалівського "Колоса" та виходу на другу позицію в таблиці. Про це повідомляє офіційний сайт Української Прем'єр-Ліги. Всеукраїнське об'єднання тренерів з футболу проаналізувало роботу Олександра Рябоконя у попередньому турі та виставило оцінки: Номінальний ре...
Происшествия
Автомобіль ВАЗ-2108 потонув уночі в міському ставку Ічні по вулиці Вокзальній За невідомих обставин, які наразі встановлюються правоохоронним органами, авто з’їхало з берега в ставок і затонуло. На той час у ньому перебувало четверо чоловіків. 29-річний водій, 27- та 31-річні пасажири встигли врятуватись. На жаль, 34-річний чоловік не зміг вчасно покинути транспортний засіб. Про трагедію повідомила пресслужба ДСНС. На місце події оперативно було залучено ч...
Общество
Електронна петиція щодо заборони будівництва на Алеї героїв за два тижні зібрали вдвічі більше голосів, ніж потрібно. Станом на 6 липня, цю пропозицію підписали 532 чернігівця з 250 потрібних для розгляду її міською владою. Розглянути петицію міська влада має протягом двох тижнів, тобто не пізніше 17 липня. Нагадаємо, що автор петиції Олексій Кирюша зазначив, що колесо огляду спаплюжить найкращий в'їзд у місто в України та закриє вид на Болдині гори і Єлец...